Бозигит Атаев возобновил бойцовскую карьеру

17.04.2017 в 22:57

Воспитанник легендарной школы «Пять сторон света», пятикратный чемпион мира по ушу-саньда, победитель международных турниров по боям без правил и счастливый папа троих дочерей Бозигит Атаев вернулся в мир профессиональных боев после одиннадцатилетней паузы. И вырубил соперника в первом же раунде, дав понять, что в мире ММА появился еще один грозный охотник за чемпионским поясом.

Всё начинается со школы

Мне еще не было двенадцати, а я уже истоптал пороги всех спортивных секций, какие были в округе. Кажется, я попробовал себя везде: на борцовском ковре, боксерском ринге и татами. Мой отец – мастер спорта международного класса по боксу. Он не реализовал себя полностью и хотел, чтобы его сыновья достигли в спорте каких-то высот. Ну а мы, в свою очередь, очень не хотели его подвести.
В 90-м году я оказался в знаменитой школе-интернате «Пять сторон света», основанной Гусейном Магомаевым и его женой Ольгой Николаевной. В этой школе дети не только постигали премудрости боевых искусств, но и получали образование и жили. Первоначально я ходил туда только тренироваться. Но потом в школу записался мой младший брат, и я переехал туда жить, чтобы приглядывать за ним.

Ковер рассудит

В пацанской среде иногда возникают конфликты. Мальчишки есть мальчишки – рано или поздно что-то не поделят. Такие конфликты в нашей школе никогда не решались в коридорах. Только в зале, в перчатках. Есть претензия к какому-нибудь парню? Подходишь к тренеру и говоришь: «Поставьте меня с ним в паре». Да и сам тренер следил за ребятами. Если он узнавал, что я, например, конкретно не прав в какой-то ситуации, он на тренировках ставил меня против того, кто заведомо сильнее меня – чтоб он хорошенько постучал мне по башке.

Без шоколада чемпионом не стать

Конечно, учиться в интернате и лишь периодически видеть родителей было тяжело. Поэтому все дети с нетерпением ждали приезда родных. Тем более, они частенько оставляли нам деньги, а на них можно было приобрести нелегальный товар – сладости. Нам запрещали покидать школу, но что встанет между ребенком и шоколадкой? Мы просили заскочить в магазин водителей и поваров. Они нам обычно не отказывали.

Трэш-ток? Ну его в болото!

Гусейн Магомаев дал нам много наставлений. Одно из самых важных, как я считаю, — не проявлять хамства. Ни в бою, ни в жизни. Я не приемлю трэш-ток (высказывания в адрес соперника, чаще всего оскорбительного характера. – Ред.). Как я могу не уважать своего соперника? Он готовится точно так же, как я: потеет в зале, следит за питанием, справляется с болями после тренировок.
Многие современные бойцы лают друг на друга, а после схватки – обнимаются, будто любимые братья. А до этого нельзя было достойно себя вести? Только после того, как по башке друг другу надавали? Они говорят: «Ну это же элемент шоу, так принято».
Надо навязывать собственные правила, а не ориентироваться на чужие. Если мне в какой-нибудь организации намекнут: давай, Бозигит, пригрози своему сопернику, что сломаешь его, люди хотят видеть между вами вражду — я этого и не подумаю делать. Федор Емельяненко вошел в историю, как один из величайших бойцов, и трэш-ток ему для этого не понадобился.

«Общий котел»

Когда в Дагестане начали набирать популярность турниры по боям без правил, я решил попробовать себя и в этом единоборстве. Я знал, что бои коммерческие – выступил, получил деньги. И это мотивировало вдвойне. Ведь любительские бои по ушу-саньда денег не приносили, наоборот, били по карману. Хочешь поехать на чемпионат мира? Плати. Нужно отправиться на сборы? Плати. Экипировка? Тоже за собственный счет.
А любительская драка – так эти турниры назывались в те времена – могла принести деньги. Свой первый гонорар я практически полностью отдал отцу. С тех пор так и повелось: получаю деньги – часть обязательно несу отцу. В знак благодарности за то, что воспитал и привел в спорт. Что нужно любому родителю? Поставить на ноги своих детей. Так что он эти деньги тоже не в свой карман клал, а тратил на сыновей. Кому землю приобретёт, кому жениться поможет. В общем, всё шло в «общий котел».

ММА. Эволюция

ММА сильно изменились. Я застал те времена, когда дрались еще без перчаток – и это могло нанести урон как твоему сопернику, ведь он получал удары голыми кулаками, так и тебе, поскольку твоя кисть не была защищена перчаткой и это повышало риск получения травм: неудачно попал — и привет, перелом.
Вывихи и переломы рук чаще всего получали спортсмены, которые пришли в бои из борьбы или дзюдо. У них и ударка была не поставлена, да и сами руки – «не заточены» под удары. У бойцов-ударников руки крепче – они привыкли ими дубасить. Сейчас в ММА границы между ударниками и борцами размыты. В современных смешанных единоборствах невозможно победить за счет одного стиля: борцы научились отлично бить, ударники – бороться.

Что-то популярно, что-то вечно

Из-за популярности смешанных единоборств страдают другие секции. Многие залы пустеют, потому что молодежь стремится именно в ММА. В Дагестане только один вид спорта не был подвинут ММА – вольная борьба. Борьба в нашей республике никогда не окажется на втором плане. Этот вид спорта — из разряда вечных.

«Бозиг, ты уже старый»

У меня был большой перерыв в карьере. Среди профессионалов я в последний раз выступал 11 лет назад. Почему ушел? Наелся. Откровенно наелся: я устал от выступлений, от сложного графика, хотелось отдохнуть. Иногда шучу, что завязал с выступлениями, потому что женился. Действительно, так совпало: я женился в 2006 и в том же году повесил перчатки на гвоздь, остепенился. Когда жена узнала, что я собираюсь вернуться в мир профессиональных боев, они принялась меня отговаривать. «Бозиг, – говорила она, – ну куда хоть тебе в клетку выходить, ты ж уже старый». Её можно понять: она каждый день видит, как я уставший прихожу с тренировок, и у меня тут болит, и здесь ноет, а это вообще вот-вот отвалится. Но у меня было твердое намерение вернуться в профессионалы.

Потому что могу!

Почему? Да потому что я чувствую, что у меня еще есть потенциал. Мне есть куда расти. Моя цель — попасть в один из лучших промоушенов и завоевать титул. Это будет UFC, Bellator или Fight Nights – мне всё равно. Мне нужен чемпионский пояс одной из ведущих организаций, ведь я чувствую, что могу побороться за него.

Кто все эти люди?

Меня сложно назвать активным зрителем – бои я вообще не смотрю. Есть люди, которые знают о бойцах всё: сколько раз выходили в клетку, кого отправляли в нокаут, сколько раз сами оказывались на настиле, на какой машине ездят, что едят на обед… я за этим не слежу. Так что, если спросите, с кем из бойцов UFC мне бы хотелось подраться, я разведу руками. Я там почти никого не знаю. Ну, вот про Даниэля Кормье слышал, потому что он — чемпион (Даниэль Кормье – чемпион UFC в полутяжелом весе. – Ред.). Макгрегора знаю. Но этого балабола кто не знает? Имена же большинства бойцов мне ни о чем не говорят.

Победа на первых минутах

Конечно, возвращаться после того перерыва нелегко. И в физическом, и в моральном плане. Это не объяснить, через это нужно пройти. Но оно того стоило. Моего соперника звали Джереми Мэй, и, признаться, я не ожидал, что свалю его уже на первых минутах. Психологически я готовился на все три раунда. Мои друзья говорили: «Да ты его легко завалишь, твой кулак один раз попадет – и всё, он в нокауте». Я на это отвечал: «Бросьте вы, легко не будет». Я был о себе не такого мнения, как они. И всё же мне удалось расправиться с ним в первом раунде. Теперь нужно провести еще пару боев, чтобы всерьез претендовать на подписание контракта с какой-нибудь организацией.

Счастливый папа

Трофеи и титулы – это, конечно, хорошо, и я продолжу пополнять коллекцию своих побед. Но главного в жизни уже достиг: я — счастливый папа трех прекрасных дочерей.

Руслан Бакидов

Волк вернулся в стаю



Новости по теме


Яндекс.Метрика

40 Онлайн