Куклы Заремы Курбановой

17.04.2017 в 14:29

Куклы Заремы Курбановой танцуют, обнимают и удачу приносят

Куклы из проволоки, капрона и синтепона танцуют лезгинку, обнимаются и просто приносят удачу. Среди покупателей кукол Заремы Курбановой влиятельные зарубежные бизнесмены и футболисты сборной Коста-Рики.

Зарема жила с мужем и детьми в Дербенте, успешно занималась ресторанным бизнесом, много путешествовала, заключала контракты. Потеряв сына, она захотела перемен и уехала в Краснодар. Здесь ее ожидало множество сюрпризов, которые в итоге привели к осуществлению детской мечты.

Мишка из Дагестана

— О моем переезде знала только подруга. Маме я позвонила, когда в Краснодар приехала. Стою с большими сумками и смотрю на своих девочек: одной четыре года, другой 12 лет. Они на меня как котята смотрят и не могут понять ничего, а я не знаю, как жить дальше.
Перед тем, как уехать из Дагестана, я сшила мишку, это очень символично для меня — всё детство мечтала о мишке. Когда мне было 6 или 7 лет, дедушка взял меня в Махачкалу, в «Детский мир», купить школьную форму. Я ему истерику закатила, не стала ничего примерять, хотела мишку, а он настаивал на одежде. Так мы и не договорились с ним и, обиженные друг на друга, вернулись домой. В магазине все куклы были на одно лицо, и платья одного цвета и фасона. Денег было достаточно, а выбрать нечего.

Зарема Курбанова

Однажды, возвращаясь из школы, я заметила мишку в киоске. Моя навязчивая идея вылезла из головы. Но киоск закрывался.
— А может, подождете, пока позову маму? – спрашиваю у продавщицы.
— Нет. Завтра приходите, уже закрываемся, – отвечает женщина.
— Нет. Завтра она уже продастся, – не унимаюсь.

Ноги приросли к земле, не могу шагу сделать. Стою и плачу. И вдруг голос мамы: «Зарема, ты что тут делаешь?» Мама в этом районе не бывала никогда, а в тот день ходила на соболезнование. Я поворачиваюсь и сквозь слезы кричу: «Мама, мишка!» Купили.
И вот одной клиентке, которой я делала мехенди (узоры хной на руках), он понравился. Она сказала, что с таким же успехом я могу и попиков сделать. Это старинная русская игрушка. Спереди мордашка смешная, а поворачиваешь – попа. Бабушка одна говорила: если тебе кто-то что-то скажет вслед — попу почеши, чтобы сглаза не было. Можно сделать попика-полицейского, попика-медсестру, попика-повара…

Ночью не могла уснуть, меня это заинтересовало очень, утром побежала за материалом, взяла всё, сделала попика. Потом домового. Моя первая клиентка и по совместительству первый человек, с которым я познакомилась в новом городе, – Алена – очень им заинтересовалась. «Он на меня так смотрит», — говорит. Люди здесь верят в домовых и обереги. «Сколько дашь за домового, столько он обратно вернет. Надо покупать от души». Позже еще пятерых домовых заказала, для родственников.
А вообще, здесь люди привыкли платить за всё. Я никак не могу их отучить, что за всё не платят. Вот если бы это было в Дагестане, то мой подарок приняли бы, потому что привыкли так. А тут за каждую строчку платят, любой труд должен оплачиваться, говорят.

На работу устроилась совершенно случайно. В торговом центре встретила девушку, которая продавала берестяные изделия. Она предложила у себя поставить моих домовых. Через 2 — 3 дня просит еще. А потом еще и еще. Позвала поработать у нее неделю, а сама в Абхазию уехала. Работа хорошо пошла. Уже две недели прошло, а Ксюши всё нет. Через три недели приехала, быстро посчитала весь товар, дала мне номер карты и сказала: «Как на ноги встанешь, перекинешь деньги». И уехала.

Куклы из детства

— У меня папа и дедушка плотники. В детстве я думала, что меня не мама родила, а дедушка из дерева сделал. А за папой повторяла, пыталась вырезать что-то из дерева. У него было много заказов – в то время сундуки были очень популярны. И кукол я в детстве мастерила. Сейчас одноклассницы пишут: «Зарема, помнишь, ты Каркушу сделала, Степашку?» А я не помню.

Мама отберет, испортит всех твоих кукол и спросит: «Ты сделала уроки?» А ты мечтаешь, когда же у тебя окажется свободная минута, чтобы восстановить всё. А потом — ты тоже мама, и у тебя всё свое, ты можешь играть в куклы. И даже делать. На шестидесятилетие мамы я сделала для нее настоящую дагестанскую красавицу.
Иногда я делаю кукол по воспоминаниям. У меня была соседка, ей было почти 100 лет, она скрюченная сидела на улице, ходить не могла. Её там же кормили. Она любила на улицу выходить, поговорить, на людей посмотреть. Мальчики в футбол играли, она как встанет, поднимет платье, а под платьем – панталоны ниже колен, и как скажет: «Сейчас я вас всех сюда закину!» А мы боялись и убегали. Я вспомнила ее, сделала эти панталоны под платьем на одной кукле.

Мастерская у меня в «Доме книги». Это старое здание, куда водят всех туристов в самую первую очередь. Мастерская – мой маленький Дагестан, который не дает мне сильно скучать по родным краям. В Дагестане покупаю ювелирные изделия, разбираю и собираю украшения для кукол.
Как-то на футбольный турнир в Краснодар приехали фанаты и спортсмены из многих стран. Футболисты сборной Коста-Рики долго стояли и разглядывали моих кукол, улыбались, а потом что-то говорили на своем языке. Одна девушка купила домовенка в подарок в Анталию. Отправляет мне сообщение в «Одноклассниках»: «Спасибо вам, что вы такую радость, красоту дарите людям, столько благодарности мы за этот подарок получили, взрослые люди, а радовались, как маленькие дети».
Многие замечают, что куклы похожи на заказчиков. Это я не специально. А бывает, что специально. Адыгейка просила куклу сделать, похожую на нее и в национальном костюме. Так и получилось, хоть я и не старалась.

Красавица и чудовище

— У меня есть кукла Бабка Ёжка, но называть ее «бабкой» язык не поворачивается, я ее называю Девушка Яга. Делала по сказке «Алладин». Она у меня такая красивая, хоть и нос большой. Глаза зеленые, реснички длинные, темнокожая, худощавая. Все говорят, что она такая страшная, но я так не считаю, она типичная азербайджанская или грузинская бабушка. Из Казахстана приехал заказчик, сделала балхарку, он спрашивает: «Почему вы сделали с таким большим носом? Надо красоту делать». Я ответила, что у нас есть носы, широкие брови, я не считаю что это некрасиво, для меня это всё родное. Бабушки-армянки, азербайджанки, грузинки все одинаковые – чернявые и худенькие, и челюсти нижней не видно.
Долгое время я не могла отойти от кавказских мотивов, создаешь европейскую барышнюXVIII века, а лицо кавказское получается, потому что родное.
Периодически делаю моим красавицам «пластические операции»: то грудь подтяну, то личико и носик подправлю, то реснички наращу, частенько я их в парикмахерскую веду. «Зачем это делаешь?» — спрашивают подруги. «Куклы так попросили», — отвечаю.

Если понаблюдать, можно заметить, что у них со временем лица меняются. Поначалу думала, может, я сошла с ума со своими куклами, но это вижу не только я. На работе говорят: «Зарема, что-то Эльза твоя сегодня без настроения, кто ее обидел?»
Прихожу – здороваюсь, ухожу – прощаюсь с куклами. Самое тяжелое, когда не вижу, кто забрал куклу, где она будет жить. Мне все говорят: «Выйди в реальность, живешь в своем кукольном мире». А мне там комфортнее.
Когда в гостях сижу или на мероприятии, у меня постоянно крутятся какие-то образы… Иногда я просто сажусь и даже не знаю, что буду делать, оно всё идет, руки сами делают. Сейчас работаю над очередным заказом для одной гимназии. Я им предложила сказку «Маленький Мук» Вильгельма Гауфа. Мои герои не похожи на героев сказки, рисую их, как вижу сама. Просто так получается.

Всегда работаю одна. Мне надо наедине с материалом остаться, и идея сама по себе рождается. Были ученицы, но мне трудно сосредоточиться.
Мои куклы умеют обниматься и дарить любовь. Когда закончишь куклу и обнимаешь, она обратно тебе тепло и любовь отдает. Люди сначала думают, что куклы глиняные, а когда понимают, что они все теплые и мягкие, удивляются. У кукол двигаются ручки, ножки, они умеют садиться, ходить, танцевать. Можно менять одежду. Есть у меня пары – башкир и башкирка, русские, в лаптях.

Мне хочется организовать выставку, героями которой станут куклы на начальном этапе изготовления, когда льняной тканью обмотаны проволочные скелеты. Если бы вы видели кукол без капрона! Они намного интереснее, выглядят так загадочно. С синтепоном у них и грудь, и характер, и нос – всё есть. Это потом уже капрон с помощью иголки стягивается и получается другое лицо.

Патимат АМИРБЕКОВА

 

«В детстве думала, что меня дедушка из дерева сделал»



Новости по теме


Яндекс.Метрика

35 Онлайн