Тоталитарная Кабардино-Балкария

19.06.2017 в 16:16

 В республике труднее, чем в остальных 84 регионах России, провести митинг или любое другое протестное мероприятие. 

В Кабардино-Балкарии действует самое жесткое законодательство о проведении публичных мероприятий – такие данные в День России обнародовали правозащитный медиа-проект «ОВД-Инфо» и газета «Коммерсант».

Прежде, чем получить Индекс законодательного регулирования митингов в субъектах РФ, авторы проанализировали законы регионов о проведении митингов, акций, пикетов и прочих публичных мероприятий.

— Чем больше указанное в законодательстве субъекта РФ расстояние от объекта, на котором разрешается проводить митинги, тем больше баллов присваивается региону, — отмечают эксперты.

Из 16 типов объектов несколько – здания органов государственной власти, прокуратуры и Следственного комитета РФ, местного самоуправления – имели повышающий коэффициент.

— Максимальное значение индекса – 100 баллов, что соответствует самому строгому законодательному регулированию, — поясняют эксперты.

До 100 баллов не дошел пока ни один из российских регионов, но ближе всех к этому порогу сегодня находится Кабардино-Балкария. Индекс республики равен 92 баллам.

Четкое законодательное регулирование публичных акций в стране началось после грузинской «революции роз» — в 2004 году в России приняли закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Как напоминает «Коммерсант», чиновники Минюста до принятия закона уверяли, что для проведения мероприятий их организаторам достаточно будет уведомить власти о своих планах. В действительности «уведомление превратилось в согласование»: организаторы уведомляют чиновников, где и когда собираются провести акцию, в ответ чиновники находят объяснения, почему провести акцию в нужное время и в нужном месте невозможно…

В 2012 году в стране была ужесточена ответственность для организаторов акций, например, штрафы выросли с 2 тысяч рублей до миллиона.

В Кабардино-Балкарии с протестной активностью стали истово бороться с приходом к руководству республикой Юрия Кокова, бывшего полицейского генерала, долгое время возглавлявшего Центр противодействия экстремизму.

Часть активистов, вроде Совета старейшин балкарского народа, подчиненные Кокова умаслили земельными участками и чиновничьими должностями. Одного из руководителей «Адыге-Хасе» (это уже кабардинская общественность) пристроили в управление культуры горадминистрации, чтобы он занимался развитием конного туризма. И даже купили активисту-чиновнику служебную машину. Этого оказалось достаточно, чтобы он перестал протестовать.

Остальную общественность «загоняют в бутылку» самыми разными методами, например,  профилактической работой правоохранителей. Кроме того, учащихся учебных заведений под угрозой отчисления, а работающих — под угрозой увольнения, под роспись заставляют выходить на официальные мероприятия, и еще и приводить с собой детей. И неважно, какая погода. На мероприятии сидит специальный контролер и отмечает, и, не дай Бог, кто-то забудет отметиться.

На прошлой неделе во время прямой линии президента Владимира Путина жительница КБР Татьяна Прокопенко задала ему вопрос о внуках. Вопрос неплохой, но, очевидно, постановочный. В этом – хитрость Кокова и его команды. Ведь после такого вопроса им не придется краснеть перед главой государства за свои просчеты и ошибки, как это произошло, к примеру, с губернатором Ставрополья Владимировым.

Вообще с приходом Кокова в республике установился режим тишины –

о деятельности его команды в местных масс-медиа говорят либо хорошо, либо не говорят вообще.

Оппозицию в КБР не слышно – образно говоря, ей не дают микрофон. Свежий пример – 12 июня, в День России в Нальчике прошел антикоррупционный пикет, в котором приняли участие несколько десятков человек. Его участники заявляли в том числе о своем несогласии с республиканской политикой, когда «нет нормальных дорог, нет нормальной медицины, нет нормального образования, нет нормальных зарплат и пенсий», но зато «в последние годы в республике появляются только частные дворцы и замки». Однако республиканские СМИ рассказывали лишь об официальных праздничных мероприятиях. Например, о шествии «Парад дружбы народов России 2017» от площади 400-летия присоединения к России до площади перед Государственным концертным залом. Хотя антикоррупционный пикет не был спонтанной акцией – он был согласован с администрацией Нальчика и мэром Алакаевым, о  нем было известно заранее, и СМИ – в том числе.

Для публичного мероприятия власти Нальчика согласовали площадку перед зданием кинотеатра «Родина» в районе аэропорта. То есть, как и «положено» региону с самым жестким законодательством о проведении публичных мероприятий, — подальше от центра города и объектов, в которых размещаются государственные, муниципальные и правоохранительные структуры.

Организаторы акции из общественной группы «Требуем ответа — Нальчик» анонсировали участие в ней до 300 человек. В самой группе состоит 200 жителей кабардино-балкарской столицы. Однако мероприятие собрало значительно меньше народа – несколько десятков местных жителей.

— Они не верят, что не будет никаких последствий. Люди боятся, что их элементарно уволят… Вот поэтому нас мало. Но мы есть, — пояснила малочисленность пикета одна из его организаторов, Наталья Токарева.

Возможно, кого-то из потенциальных участников акции отпугнуло поведение правоохранителей (это и есть та самая «профилактическая работа»). Как рассказывало на днях издание «Кавказ. Реалии», в конце мая к организатору антикоррупционного митинга в Нальчике Анастасии Емельяновой приходили с обысками.

— В конце мая, когда мы стали организовывать митинг в Нальчике, ко мне… пришли сотрудники полиции и стали искать у меня контрафактную пиротехническую продукцию. Они сразу отключили установленные по всему агентству видеокамеры и забрали компьютеры, — говорит предпринимательница.

По словам Емельяновой, давление силовиков она ощущает с тех пор, как стала поддерживать бастующих против системы «Платон» дальнобойщиков. «Пыталась вытащить некоторых из них из полиции, когда их задерживали», — поясняет общественница.

Среди решившихся все же выйти на площадь перед кинотеатром «Родина» 12 июня, по словам Н. Токаревой, были дальнобойщики, сторонники Навального, малообеспеченные жители, коммунисты и беспартийные. А есть еще в Кабардино-Балкарии и другие протестные группы – это селяне, которые недовольны распределением земельных ресурсов в республике, и жители Нальчика, которых фактически принудительно переселяют из центра на окраины.

Как отмечает политтехнолог Сергей Малахов, «ключевой фактор мобилизации – это задетое чувство справедливости по эмоционально значимой теме». Так вот в последние несколько лет власти Кабардино-Балкарии просто-таки наплодили «эмоциональные темы», которые способны вывести людей на улицы. Удастся ли сдержать протесты жестким законодательством о публичных акциях, — это очень большой вопрос.

Кавказский дневник


Рубрики:
СКФО

Новости по теме


Яндекс.Метрика

48 Онлайн