Запуганные оккупацией

15.06.2017 в 20:13

В Дагестане убеждены, что ногайцев используют для разжигания очередного межэтнического конфликта

Скандал с землями, отведенными под отгонное животноводство на севере Дагестана еще в середине 90-х, вспыхнул как-то уж очень неожиданно, без традиционных для подобного рода ситуаций политических прелюдий. То, как обычный конфликт интересов государства и отдельно взятой малочисленной группы общества виртуозно выводится в плоскость межнационального противостояния не оставляет сомнений, что ногайцы стали жертвами очередной информационной провокации.

На вопрос, что именно подвигло жителей Ногайского района Дагестана созвать внеочередной и столь масштабный Съезд ногайского народа вряд ли кто-то сможет дать точный и всеобъемлющий ответ. Варианты типа «защищают свои земли», «отстаивают свои интересы», «выражают гражданскую позицию в ответ на беспредел властей» уже заранее отсеиваются, так как глубинные, искомые основания и правовая сторона вопроса лежат совсем в другой плоскости.

Избежать требований закона не удастся

Определить причины так внезапно возникшего «ногайского конфликта» (хотя как таковым конфликтом тут и не пахнет) оказывается не так уж и просто, а учитывая, что земельные споры в данном случае перетекают в поле непростых межэтнических взаимоотношений ногайцев с даргинцами и аварцами, то попытка разбора полетов вызывает еще больше вопросов и нераскрытых, глубинных причинно-следственных связей.

Во-первых, в этой ситуации наиболее важным и способным объективно разобраться в сути проблемы является правовая сторона сложившегося политического коллапса в северном Дагестане. В данном случае мы имеем дело с таким раскладом, когда республиканские власти, будучи обременёнными требованиями федерального центра о необходимости приведения правового облачения всех дагестанских земель в соответствие федеральному законодательству, организовывают работу по оформлению земель отгонного животноводства в собственность, в том числе и населенных пунктов, находящихся на данных территориях. Однако вся эта деятельность начинает подвергаться резкой, необоснованной критике, которая зиждется лишь на интуитивных опасениях одной из малочисленных дагестанских народностей. Ногайцы в данном случае заявляют, что хотят распоряжаться этими землями самостоятельно и только они смогут сберечь земли от опустынивания.

Однако почему-то никто из тех, кто выступал на Съезде ногайского народа, прошедшем 14 июня, не захотел вспоминать о таком факторе, как обязательность исполнения федерального и регионального законодательств. Решение вопроса о статусе населенных пунктов, возникших на землях отгонного животноводства, в которых, между прочим, на постоянной основе проживают тысячи людей, требуют как федеральные программы, предусматривающие земельные реформу в регионах и наведение порядка в вопросах кадастрового учета, так и региональный закон РД «О статусе и границах муниципальных образований Республики Дагестан». Причем формально эти населенные пункты как бы не существуют, но они есть, в них проживают люди, находящиеся на данный момент «на воздухе», т.е. они и есть, но и их нет одновременно.

Более того из-за отсутствия правовых оснований «существования» данных населенных пунктов и органов местного самоуправления в них права и интересы жителей прикутанных поселений оказываются слабо защищены, они практически выпадают из системы социального обеспечения, не говоря уже о контроле за состоянием жилых помещений и определения степени их износа. В конце концов, уже нет того процесса «взаимомиграции», когда семьи чабанов и фермеров жили, что называется, то в горах, то на равнине. Процессы дифференциации уже давно начались, и часть населения, проживающего на землях отгонного животноводства, считают села-призраки своим постоянным местом жительства. Но по факту их нет ни на административно-территориальной карте республики, ни на кадастровом учете.

К тому же от нежелания представителей ногайской народности считаться с официальными решениями Правительства Дагестана ответственность, которая лежит сегодня на республиканских властях и согласно Земельному Кодексу РФ, и исходя из положений Закона Республики Дагестан от 09.10.1996г. №18 «О статусе земель отгонного животноводства в Республике Дагестан» никто не отменял.

Тут важно понять одну принципиальную вещь. Отчуждение территории, которого так боятся ногайцы, отнюдь не означает, что кто-то у кого-то собирается отнимать земли. И уж еще более глупыми кажутся заявления о том, что после осуществления планов дагестанских властей на земли ногайцев начнут переселяться аварцы и даргинцы. Вдобавок к этому в ряде СМИ появляются заявления, что ногайцы опасаются оккупации и выживания со своих исторических территорий. Тем самым журналистами нарочно формируется ощущение межэтнической напряженности, которой так добиваются отдельные политические силы и медийные сообщества в Дагестане.

Пора договариваться

Эксперты, внимательно следящие за происходящим в республике, уверены, что земельный вопрос не возник из ниоткуда – его намеренно «запустили» как очередной повод для информационного давления на республиканские власти. При этом сама земельная тема была выбрана неслучайно – она напрямую коррелируется с еще более опасным «слабым местом» Дагестана. Речь идет о межнациональных конфликтах.

В республике традиционно процессы миграции горцев на равнину приводило к росту межэтнической напряженности. Отчасти она была вызвана и спорами за землю, когда каждый считал определенную территорию исконно «аварской», «даргинской», «кумыкской», «ногайской» и т.д. И судя по той ситуации, которая складывалась в Дагестане последние 20 лет, в сфере организации землепользования и хозяйственной деятельности муниципалитетов местные власти ориентировались на поддержку того баланса (пусть и весьма мнимого), который складывался в определенный момент времени. То есть действовали по принципу: «если сегодня все хорошо, то и слава Богу». Власть просто старалась «не наступать на мозоль» и поддерживать относительную устойчивость.

Но опасения опасениями, а законодательство диктует свои условия. И именно игнорирование проблемы с 90-х годов привело к тому, что сегодня, когда нынешняя дагестанская власть пытается провести земельную реформу и обеспечить порядок с кадастровым учетом земель, находящихся как в муниципальной, так и в федеральной собственности, Дагестан сталкивается с ситуацией переполненной чаши терпения, которая в течение двух десятков лет набиралась с молчаливого согласия всех заинтересованных сторон. Консервировать и дальше вопрос с землями отгонного животноводства уже не просто невозможно – сам закон требуют разрешения проблемы.

Как выйти из ситуации? С правовой точки зрения вариантов три. Либо земли отгонного животноводства признаются частью горных районов республики, а формирующиеся в местах компактного проживания людей сельские поселения становятся самостоятельными муниципальными образованиями в составе соответствующих горных районов. Либо спорные территории признаются частью в данном случае Ногайского района, а формирующиеся в местах компактного проживания людей сельские поселения становятся самостоятельными муниципальными образованиями в составе того же Ногайского района. Либо третий вариант, но он маловероятен: земли отгонного животноводства на территории Ногайского района выделяются в отдельное, новое муниципальное образование, и соответственно все населённые пункты «переселенцев-отгонников» оказываются в составе этого нового муниципального района.

Не столь важно, какой путь выберут республиканские власти, сколь важно, чтобы ногайцы были готовы к диалогу и поиску консенсуса. Любое компромиссное решение в данном случае требует уступок, иначе разлад с республиканской властью может перетечь в конфликт с соседями, а именно к этому подводят ногайцев те, кто подливают масло в разгорающийся огонь. Делается это и силами старающихся остаться в тени политических лоббистов, и усилиями прирученных ими республиканскими СМИ.

С другой стороны не допустить межнационального раздрая мог бы и еще один подход – назовем его гражданско-инициативным, когда заинтересованным в данном вопросе этническим сообществам предоставляется возможность договориться о взаимоприемлемом решении исходя из тех обязанностей, которые стоят сегодня перед республиканским властями. Речь идет о своеобразном общественном договоре, который не только всех устроит, но и будет соответствовать требованиям законодательства.

Дагестанцы исконно умели договариваться и налаживать дружественные связи с соседями. Очевидно, что иначе мы бы не видели сегодня такую разностороннюю, самобытную, многонациональную республику. В то же время не вызывает сомнений тот факт, что «ногайская волна» была поднята преднамеренно, ибо нет в ней таких нюансов, которые невозможно было бы решить на местном уровне, не вынося споры на суд чуть ли ни всего Северо-Кавказского региона. Те, кто стоят за распространением истерии, откровенном информационном запугивании ногайцев и нагнетании обстановки отчасти добились нужного им эффекта. Однако им не удастся достичь другой, более глобальной цели – рассорить ногайцев с теми же аварцами или даргинцами и заложить в северном Дагестане фундамент нового очага межэтнического напряжения. Исторический путь республики и ее опыт на лоне налаживания межнационального диалога не позволят превратить Ногайский район в территорию вражды и ненависти. Остается надеяться, что и ногайская сторона в ближайшие дни официально выступит с требованиями не превращать внутренние политические разногласия, являющиеся нормальной ситуацией для любого региона, во всереспубликанский межэтнический конфликт, который только навредит самим представителям ногайской народности.

Абдулкерим Мустафаев


Рубрики:
Новости

Новости по теме


Яндекс.Метрика

48 Онлайн